К 60-летию магнитогорского хоккея. Игорь Королев: Играть в хоккей начинал в валенках

Kbmmg.ru продолжает серию ретро-интервью в честь 60-летия магнитогорского хоккея. Сегодня предлагаем вашему вниманию разговор с Игорем Королевым, состоявшийся в сентябре 2007 года, когда «Металлург» начинал свой очередной сезон в ранге действующего чемпиона.

Если бы Игорь Николаевич был жив, то наверняка бы принял участие в матче Легенд «Металлурга» 19 декабря. Игорь Королев – один из немногих игроков «Металлурга» тех лет, кто охотно шел на контакт с прессой в самые трудные для команды отрезки. А мы, журналисты, в свою очередь были ему за это очень благодарны, и всегда знали, к кому можно обратиться с острыми вопросами, ибо от такого профессионала как Игорь Королев всегда получали четкие и вразумительные ответы. 

Центрфорвард гренадерского звена Магнитки Игорь Королев – самый опытный хоккеист чемпионского образца команды. Причем, по числу завоеванного «золота» на родной земле ему нет равных: дважды был чемпионом СССР, один раз чемпионом СНГ, и, наконец, с «Металлургом» весной нынешнего года впервые стал чемпионом России. В Северной Америке с титулами было туго. Хотя за океаном провел 12 полноценных сезонов, построил в Торонто дом, помог супруге Вере вырастить двух прекрасных дочерей...    

Наша справка:
Игорь Королев. Родился 6 сентября 1970 года. Рост 187, вес 90. Мастер спорта международного класса по хоккею. Амплуа – центрфорвард. В чемпионатах СССР и России за московское «Динамо» и ярославский «Локомотив» (1988-92 гг., 2004-05 гг.): 5 сезонов, 164 матча, 83 очка (39 шайб+44 передачи), за магнитогорский «Металлург» (2005-08 гг.): 3 сезона, 201 матч, 84 очка (24+60). В чемпионатах НХЛ за «Сент-Луис», «Виннипег», «Финикс», «Торонто», «Чикаго» (1992-2004 гг.): 12 сезонов, 795 матчей, 346 очков (119+227). В турнирах Кубка Стэнли: 41 матч, 8 очков (0+8).
Чемпион СССР 1990, 1991 гг., чемпион СНГ 1992 г., чемпион России 2007 г. Участник Кубка Канады 1991 г. и чемпионата мира 1992 г.   

 

–        Игорь, понятие «ветеран» в Северной Америке и России довольно различимые. На финише прошлого сезона и на старте нынешнего, несмотря на 37 лет, вы один из ключевых игроков «Металлурга». Лидировали в списке бомбардиров команды после 8 туров. Как долго вы ещё сможете играть на уровне суперлиги?

–        Трудно сказать. Пока чувствую себя прекрасно, поэтому подписываю контракты на один сезон. После этого сезона посмотрим, как себя буду чувствовать. В моем возрасте большое влияние оказывает психологическое состояние, нежели физическое. Это зависит от моей головы, и семьи, которая сейчас живет в Канаде.

–        Такой опыт - долго играть, уметь себя подготовить к продолжительной карьере наверняка был приобретен в период заокеанской карьеры?

–        Безусловно, мои двенадцать сезонов в Северной Америке не прошли даром. Они научили очень многому. В первую очередь, жизни. И то, что там готовишься самостоятельно, никто тебя никуда за ручку не водит. Это всё очень важно. Важно, что семья к этому относится с пониманием – и жена, и дети. Тяжело просто закончить то, чем всю жизнь занимался, особенно если что-то ещё можешь делать на льду.

–        На свой день рожденья вы забил гол в ворота СКА. Раньше такое удавалось нечасто.

–        Действительно, обычно 6-го сентября сезон не начинался. Уже четвертый год играем на мой день рожденья, а до этого в НХЛ в эти сроки даже тренировочный лагерь не стартовал. Так что, это случилось в первый раз за мою карьеру. Ещё хорошо было бы выиграть.

–        С чего обычно начинается ваш день?

–        Здесь живу один, поэтому день начинается со звонка домой в Торонто поговорить с детьми, женой, пожелать им спокойной ночи. Разница с Магнитогорском 10 часов. Тут я просыпаюсь, а там они ложатся спать. Затем ставлю чайник, умываюсь, и пью чашку кофе. По утрам не завтракаю. Знаю, что это плохо - не могу завтракать перед тренировкой. Такая привычка. Летом, в Торонто, день начинается с завтрака. Отвожу детей в школу, на тренировки. Иногда готовлю завтрак сам. Ничем не удивлю, но детей накормить смогу.

–        Как вы узнаете о последних событиях в мире?

–        По телевизору или интернету. Хотелось бы самому обо всём узнавать и побыстрее. Не всегда получается что-то узнать одному из первых, но стремление к этому есть. Делюсь последними новостями с партнерами по команде перед тренировкой, во время обеда.

–        Какие новости интересуют?

–        Весь спорт высших достижений. И всё что интересно, независимо от того, какая это новость – из мира политики или искусства. Мне многое интересно.

–        Что вас в России удивило больше всего, когда вы вернулись спустя много лет после карьеры в НХЛ?

–        С того времени, как я уехал, поменялась система подготовки к чемпионату в целом, и, в частности, к конкретным матчам. Во времена СССР игроки находились постоянно на базе. Теперь к этому стали подходить более лояльно. Хоккей в России вышел на новую ступень профессионализма. Однако такого широкого понятия как профессиональный спортсмен в России пока нет, как, например, в США или Канаде, но я надеюсь, что это обязательно произойдет. Меня приятно удивило, что в первый год, когда играл за Ярославль, на базу команда заезжала редко. Подготовка к чемпионату стала чуть короче. До того, как я уехал играть в НХЛ, отпуск у российских игроков был всего 28 календарных дней. Остальное время тренировались. Может, поэтому в СССР почти не было долгожителей в плане карьеры? Многие игроки рано заканчивали играть. На самом деле, короткие отпуска и постоянные тренировки очень изматывали. Теперь в этом есть большой шаг вперед. И потом, хоккей в России вышел на хороший уровень.

–        Вас можно назвать русским американцем?

–        Вообще, я русский, и останусь им. Я родился в этой стране, хотя имею двойное гражданство. Да, про моих детей можно сказать, что они канадские русские. Хотя они разговаривают по-русски, но о них так можно сказать, потому что они там родились, учатся. Все их детство прошло в Канаде.

–        А вы ностальгию по Америки на данный момент не испытываете?

–        Не по Америке, а по семье - и  очень сильную. Мне тяжело без семьи, и это здесь самая большая проблема.

–        В НХЛ есть российские хоккеисты, которые ни за что бы не захотели вернуться в Россию, чтобы продолжить карьеру. А вы вернулись. Что стало главной причиной?

–        Был локаут, приехал сюда поддержать физическую форму, очень хотелось играть. Не думал, что вернусь так надолго. Приехал играть с удовольствием. После локаута в НХЛ изменились правила, многие клубы сделали ставку на молодых хоккеистов. Так что мне смысла там не было оставаться. Морально и физически ещё не готов был закончить, поэтому играю в Россию.  

–        От звезды НБА Андрея Кириленко слышал, что американские журналисты работают более тупо, чем российские. Они иногда задают странные вопросы. Вы с этим сталкивались?

–        Они, как правило, задают вопросы с подковырками, на которые можно двояко ответить. Они поймут ответ в том плане, как им надо, так и напишут. Думаю, что все журналисты, работающие в спорте, люди достаточно компетентные. Но мне приятнее всего давать интервью соотечественникам.

–        В каком духе вы стараетесь растить детей? И как это удается, когда папа находится далеко от дома?

–        Растут две дочери: 14-летняя Кристина и 12-летняя Анастасия. Они очень плотно занимаются балетом, и прочими танцевальными программами - джазом, степом. Занятия проходят по 5-6 раз в неделю после школы от одного до трех часов в день. Распорядок дня довольно жесткий. Кроме воскресенья, свободного времени практически нет. Подъем в 7.30, школьные занятия до 16.00. Есть полчаса, чтобы перекусить, если не получается в кафе, то это происходит в машине по дороге на тренировку. Затем приезжают домой к 20.00, делают уроки, ужинают и засыпают. И так почти ежедневно. Папа летом работает у них водителем, мама возит все остальное время. Обе хорошо знают русский язык.

–        В реальности видели, как папа играет за «Металлург»?

–        В прошлом сезоне посетили две игры, а также были на чествовании команды «Металлург». Этим августом приезжали на две недели, ходили на турнир Ромазана.      

–        А вы, когда были маленьким, точно хотели стать хоккеистом?

–        Хоккеистом стал чисто случайно. Постоянно учился во вторую смену, уроки делал вечером после школы. Утром гулял на улице, зимой во дворе заливали площадку, играли в валенках в хоккей. Однажды подошел молодой человек и сказал: «Ребята, давайте организованно займемся хоккеем. Если хотите, приходите завтра в семь вечера на тренировку в клуб «Орбита»». Дома поговорил с родителями, они согласились. Мол, сын начнет спортом заниматься, не будет болеть. Так и пошло. Вроде бы что-то получилось.

–        От чего вам пришлось отказаться ради профессиональной карьеры?

–        Сейчас об этом не хочу даже и говорить. Во-первых, любимым делом занимаюсь, а, во-вторых, за него прилично платят. В детстве не балбесничал, по улицам не бегал. На это времени не было. Были другие моменты, о которых можно вспомнить: спортивные, трудовые лагеря, когда мы полдня работали, собирали картошку, свеклу, а затем полдня тренировались. В детстве видел очень много стран – Чехословакию, Швецию, Финляндию. Жаловаться ни на что не буду.

–        Вам доводилось выручать друзей из трудных ситуаций?

–        Мой лучший друг - Алексей Жамнов. С детства дружим, учились вместе в одном классе, играли в одной команде в России - «Динамо», и в НХЛ - «Виннипеге». Помогаем друг другу.

–        Расскажите что-нибудь о нем.

–        В футбол очень хорошо играет. Никогда не видел, чтобы хоккеист так здорово играл бы в футбол. А Жамнов это умеет. Не скажу, что в футбол он играет лучше, чем в хоккей, но очень прилично. Остальное - не для печати.

–        Несколько лет тому назад в «Металлурге» играл Дмитрий Христич, с которым в 1998 году случилась ужасная история. Выступая за «Торонто» в одном из матчей он потерял восемь зубов. Шайба залетела ему в рот после вашего броска.

–        Было такое. Мы играли в меньшинстве. И все произошло чисто случайно. Я вообще не знаю, зачем он поехал на чужой пятачок. Шайба была у меня, смена подходила к завершению, я оправлялся на скамейку и, как в бенди, что есть силы ударил по ней в направление ворот соперника. В тот момент он проезжал перед воротами, и шайба попала ему в лицо. Во рту Дмитрия была капа, где зубы и остались. К сожалению, она не спасла. После игры посмеялись, поплакали, попили пива. Что делать? Такова жизнь.

–        Но вы с ним по-прежнему поддерживаете связь?

–        Да. Я его видел в прошлом году, когда уезжал отсюда навестить семью, в Торонто на матче ветеранов России и НХЛ.

–        Что необычного в доме хоккеиста Королева?

–        На нижнем этаже есть своеобразный музей. Им занимается жена, причем, давно. В нем хранятся снимки с тех самых времен, когда хоккей стал неотъемлемой частью моей жизни, когда было всем понятно, что я буду играть. Висят майки, шайбы – первая, последняя, юбилейные. В период карьеры за «Торонто» клуб менял дворец. Память об этом хранят плакаты, журналы, фотографии с моментами исторических вбрасываний. Очень много кубков, медалей. Во всем остальном – обычный дом.

–        Евгений Малкин прожил свой дебютный сезон в НХЛ в доме Сергея Гончара. Вероятно, Николай Кулёмин следующий сезон  начнет в «Торонто»…

–        Понимаю, о чем вы. Я ему уже в прошлом году предлагал, как только он улетит за океан, пожить первое время в нашем доме. Такому хорошему человеку помогу с удовольствием. Ведь он, к тому же, россиянин.

–        Чему бы вы хотели научиться в будущем?

–        Надо научиться жить без хоккея. Недавно смотрел передачу о завершении карьеры профессиональных спортсменов. Гимнасты и боксеры порой очень рано заканчивают выступать. Это травматичные виды. Ко мне это время скоро придет. Хочется, чтобы руки не повисли, чтобы морально помогла семья. Это самое главное.

–        Но вы уже сейчас являетесь играющим тренером.

–        В принципе, да. Однако тяжело одновременно быть игроком и тренером. Сейчас я, в первую очередь, хоккеист, поэтому стараюсь не лезть в тренерскую работу. Могу, конечно, что-то подсказать, если спросят. Например, по тактике. А по всему остальному в «Металлургу» есть, кому решать.

–        В какие игры вы предпочитаете играть, кроме хоккея?

–        В теннис. Правда, в последнее время ни во что не играл, шесть лет назад была серьезная операция на спину, поэтому, чтобы подольше прожить в хоккее, доктор посоветовал меньше бегать и прыгать. Хотя со своими девчонками и женой Верой могу всегда с удовольствием поиграть в теннис.

–        Вы бы могли освоить профессию вашей супруги?

–        Думаю, нет. Её работа связана с химией и фотоделом.

–        Как думаете, а Вера смогла бы овладеть вашей профессией?

–        С её характером, напористостью и настырностью, - думаю, да. Если бы пошла в хоккей, прослыла бы в нем настоящим бойцом.

Интервью вел Артур ИВАННИКОВ, журнал «Западно-восточный Альянс», 2007 год. 

Ice, 12.01.2016 14:53
     0   комментариев